Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

ПРЕДИСЛОВИЕ

СЧАСТЛИВЫЕ СЕЗОНЫ НА ШЕЛЬФОВОМ ЛЕДНИКЕ РОССА

Проект РИСП

На сцене появляется «зонтик»

На шельфовом леднике Росса

«Звездный час» Джима Браунинга

Антарктида умеет побеждать

«Ну и что! Так и должно было быть»

Снова на «Джей-Найн»

Узнаем друг друга

Счастье улыбается и нам

Соленый керн

ФЛЕТЧЕР, КАМЕРУН И ДРУГИЕ

Департамент на шестом этаже

Джозеф Флетчер

Ледяной остров Флетчера

История о пропавших розах

Иерусалимские артишоки

«Чесапик-Инн»

«Добро пожаловать на наш остров!»

Надежда из Ричмонда

«Здравствуйте, я Ричард Камерун»

«Сладкая жизнь»

В пяти минутах ходьбы вверх по течению

КОСТЕР СИМПОЗИУМА

«Милая, эта старая дорога зовет меня...»

Баллада о скунсах

«Пойзон айви»

Пламя на Ростральных колоннах

Я ИСКАЛ НЕ ПТИЦУ КИВИ

Нежелательная персона

Сестры

«Есть ли у вас друзья киви!»

Первая встреча с киви

Мистеры Даффилды

Антарктические киви

Майор Хайтер

Пересечение острова

Новые эмигранты

Менеринги

Опять Менеринги

«Рыбьи яйца»

Дама

Как я улетал

Катастрофа во льдах

Русские киви

Ирландцы О'Кеннелли

До свидания, киви!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Я искал не птицу киви - И.А. Зотиков

«Милая, эта старая дорога зовет меня...»

Ночное небо было таким по-горному, таким по-южному темным, И все-таки огромные кроны деревьев вокруг поляны были еще темнее. Нижние части деревьев там и сям высвечивались огромным костром. Вокруг, зачарованные, стояли мужчины и женщины и смотрели на огонь, на тени и отсветы на деревьях. Молчали. Слушали какие-то старинные мелодии, песни. Набор инструментов у музыкантов был непривычным для нас: скрипка, виолончель, гитара и банджо. И песни были не наши. О людях, переплывающих соленое-соленое море в поисках счастья, об удаче, о разлуке, о дороге, которая зовет, ведет... Да нет, это же были наши песни, только слова другие.

Девочка, я должен уйти от тебя.

Милая, я должен покинуть тебя.

Покинуть, уйти, когда теплое лето,

Когда прекрасное лето придет....


Так грустно пел среднего роста парень в такой знакомой застиранной зеленой штормовке.

Он горестно тянул каждый раз слова «девочка» и «милая», а потом быстрым речитативом договаривал фразу.

Девочка, это шоссе зовет меня.

Милая, эта старая дорога зовет меня,

Зовет меня в путь, в путь.

Туда, на запад, зовет она меня, меня одного.

Девочка, мне бы остаться здесь!

Милая, ты ведь знаешь, как я хочу остаться здесь!

Но ноги сами идут вперед, идут вперед по этой дороге,

Они сами идут, сами, и я должен идти за ними.

Девочка, я уже должен бежать,

Милая, ты ведь знаешь, я должен уже бежать сейчас,

Ноги уже сами идут по дороге, и у меня нет выхода, только идти...


Всех в этой компании трогали эти слова, и мужчин, и женщин, собравшихся здесь. Ведь это был вечер, «костер», который устроило руководство Института изучения полярных стран Университета штата Огайо в честь участников Международного симпозиума по антарктической гляциологии. Поэтому каждый из мужчин, стоявших здесь, знал, что такое уходить в далекую дорогу из дома, а каждая из женщин тоже знала, что такое разлука.

Теплая южная сентябрьская ночь мягких предгорий Аппалачских гор, страны Фенимора Купера, страны делаваров. Штат Огайо. Осень 1981 года.

Я столько раз бывал в этой стране по дороге в Антарктиду, обратно, домой из Антарктиды, по делам Антарктиды, что обычно чувствовал здесь себя «как дома». Но в этот раз я летел с тяжелым чувством. Непросто было в мире. Как-то встретят, думалось. И вот я и мой товарищ по Антарктиде и начальник по работе в Москве Володя Котпяков стоим здесь такие обласканные. Все стараются всячески показать свое расположение. Не знают, где посадить — чем накормить. Полтора года назад, когда я уезжал из Америки, все было по-другому, хуже. Значит, просто люди устали от жесткого официального курса.

Когда мы несколько часов назад приехали на эту чудесную поляну, один из хозяев спросил нас, что бы мы хотели повидать в Америке. Но, конечно, он не мог и догадаться, что я отвечу.







  
Предлагаемые рецепты и технологии приготовления большинства блюд оригинальны. Они были апробированы в походах в течение 20 лет, и ни у кого из участников путешествий не вызвали негативных физиологических либо эмоциональных реакций. Некоторым туристам так полюбились эти блюда, что они стали готовить их после похода в домашних условиях.
8250. Лагерь 4. Лагерь 4. На заднем плане вершина Лхоцзе. 1 Мая в базовом лагере. В это время передовая двойка находилась на пути к лагерю 5. Путь к лагерю 5. Острый снежный гребень. Высота 8350. В лагере 5. Группа Иванова улучшает площадку. Во все стороны пути идут только вниз. Фото Э. Мысловского. Эдуард Мысловский
Недалеко от селения Гвилети находится ущелье реки Кистинки (его длина 15 км), отличающейся необыкновенно прозрачной водой. С юга оно ограничено высоким скальным хребтом Куро с вершинами Кора (3671 м), Шино (4061 м), Куро (4071 м), а с севера еще более высоким Шаванским хребтом с пиками Шан (4451 м), Дзенеладзе (4500 м), Джапаридзе
Редактор Расскажите
о своих
походах
••••• Ледоруб 1 •••• Лыжные палки 2 ••••• Каска 1 ••••• Система 1 ••••• Блокировочная веревка 1 ••••• Петля самостаховки 1 •••• Реп петля 0. 5 м 1 •••• Реп петля 2. 0 м 1 •••• Жумар 1 •• Зажим двусторонний 1 •• Зажим рычажный 1 ••••• Карабин К ••••• Ледобур К ••• Лавинная лента 1 ••••• Кошки К •••••
Трудящиеся нашей страны, освобожденные от гнета эксплуататоров Великой Октябрьской социалистической революцией, оказались втянутыми в длительную и тяжелую войну, навязанную им внутренней контрреволюцией и международной интервенцией. Эта война истощила экономические
11. 1. Группы, состоящие полностью из зарубежных альпинистов, совершают восхождения в СССР в соответствии с правилами и традициями, существующими в их стране. До выхода на восхождение зарубежные альпинисты должны зарегистрировать выход на свой маршрут в книге выходов в высокогорную зону в КСП или спасательном


0.066 секунд RW2